1 686

Как создавали Чужого

У меня, среди прочих проявлений интереса к кино, всегда была страсть к качественным документальным материалам о съемках, особенно любимых фильмов. И обычно после перепросмотра фильмов вселенной Alien, я в очередной раз погружаюсь в доп. материалы о производственном процессе. Каждый, для кого названия Чужой или Чужие что-то значит, кто любит подобные материалы, с интересом проведет время. Ориентируйтесь в поиске на такое название как Alien Anthology — Limited Collector’s Edition (трекеры в помощь). Кто же любит читать качественные печатные материалы, может прочесть изложенный мной текстовый вариант. Вышло не просто стенографирование часов видео – я старался упорядочить, сократить, местами переосмыслить и дополнить сказанное. Оказалось невероятно интересным занятием, хоть и кропотливым по вложенному времени (часов 20). Сам с интересом читаю подобные статьи, а некоторые у меня годами отдыхают в закладках браузера – в ожидании очередного вдохновения. Не стесняйтесь комментировать, в том числе, если возникнут замечания по содержанию материала. К заядлым фанатам вселенной я себя не причисляю, но долгие годы это один из самых ностальгически любимых фильмов. Поэтому в следующем году я вполне вероятно проделаю ту же работу с культовым шедевральным сиквелом от Джеймса Кэмерона. Приятного прочтения и просмотра.

Making of Alien 1979

Как создавался Сценарий

Творчески вдохновителем Чужого, который оказал должное влияние на его создание, был фильм Темная звезда (Dark Star 1974). Писатель Дэн О’беннон, которому отказали несколько специализированных учебных заведений по специальности кинематограф, был принят в University of Southern California Film School. Там он знакомится с будущим мастером ужасов Джоном Карпентером, который как раз снимал свою студенческую работу в жанре научной фантастики. О’беннон решил помочь другу и короткометражный фильм под названием Темная звезда, после того, как было найдено финансирование в 60 000$, перерос в низкобюджетное кино. Оба творца совмещали множество обязанностей по проекту, в частности Дэн отвечал за сценарий, художественную концепцию и монтаж (в том числе спецэффектов, что после сыграло ему на руку). Как говорит сам сценарист, вместо самого впечатляющего студенческого кино в истории, получился самый плохой профессиональный фильм. Он даже шел в кинотеатрах, и хотя не получил признания, работу студентов отметили в индустрии. О’беннона многое смущало в конечном результате, и он хотел создать что-то серьезней, на тему пришельцев – это и стало первой страницей рождения сценария к Alien.

Уже тогда в голове создателя истории сложились ее фундамент. Группа космических путешественников разбужена посреди сна, с целью исследователь таинственный инопланетный сигнал. Он показал свой первый 29-страничный вариант (в котором был, по-сути первый акт) Рональду Шусетту и не выпустил того из комнаты, пока коллега не прочитал заготовки. Писателю идея приглянулась и он согласился помочь, в обмен на пособничество в разработке экранизации «Вспомнить все» (Как мы знаем, экранизация повести Филиппа Дика вышла только в 1990 году, а в конце 1970-х проект не состоялся). Два творца представали себе «Чужого» камерным фильмом ужасов категории B,  в стиле популярного тогда мастера такого низкобюджетного кино Роджера Кормана, с несколькими помещениями, похожими на склад. Чуть позднее О’Беннона пригласили работать на «Дюной« (постановка которой тогда также не сложилась). В Париже сценарист познакомился с художником Гансом Руди Гигером и эта встреча стала судьбоносной. Тот при знакомстве достал сверток фольги и спросил: Не желаете опиума? На резонный вопрос, зачем он его принимает, Гигер ответил, что боится собственных видений, своего разума.

 Ден Обеннон и Рональд Шуссет

После неудачи с Дюной, О’беннон вернулся в США и практически бедствовал – он спал на диване в квартире Шусетта. Идея продать готовый сценарий привела к возобновлению совместной работы авторов над будущей историей. Одним из важных событий было определение названия потенциального произведения. Космический монстр, чудовище из космоса, звездный зверь – такими были первые варианты, а после О’беннон просматривал уже написанный текст и отметил частое упоминание персонажами слова ALIEN, которое было и прилагательным и существительным. Идея сразу же приглянулась автору, и такой вариант остался – в дальнейшем, при переработке сценария, его даже не предлагали изменить. И так, сценарист взялся за непрерывную работу на протяжении трех месяцев. В одну из ночей Шуссет разбудил коллегу с идеей, как инопланетянин попадет на судно. Он предположил, что чудовище прыгнет на лицо жертве, засунет в рот трубку и оставит свое семя, а после вырвется из живота. Авторы наверняка заимствовали идеи из других научно-фантастических произведений, но этот момент выделял «Чужого». Мужчины заключали сделку, что Шусетт будет продюсером и он начал прощупывать почву, предлагая сценарий разным студиям.

Дэн О'беннон и Рональд Шуссет

Далее сценарий попал в руки к независимому режиссеру и писателю Марку Хаггарду. Ему он очень понравился и он пообещал достать деньги на производство. Он был знаком с создателем боевиков Уолтером Хиллом и передал тому сценарий. Хилл, вместе со своими партнерами по продюсерской компании Брендивайн филмс Дэвидом Гайлером и Гордоном Кэроллом оценили потенциал. По версии последних дело было так. Текст передали Уолтерху Хиллу через окно в его офисе (это вероятно и был Хаггард). Тот прочел его и сказал, что сценарий очень сырой, но там есть потрясающая сцена. Он передал его Гайлеру. тот прочел и тоже нашел сценарий ужасным и сначала подумал о сцене с нападением на человека, но потом они сошлись, что самая впечатляющая часть текста – рождение пришельца из тела члена экипажа.

 Продюсеры Гайлер и Кэролл

— Ты чокнутый!

— Ты сцену то нашел?

— Да, он прыгает на лицо

— Это не то.

— Я дошел только до 90 страницы.

— Читай дальше!

Троица принесла сценарий тогдашнему руководителю 20 Century Fox Алана Ладду мл., который был человеком практичным. Ему текст понравился. После же Хилл и Гайлер существенно переделали оригинал. О’Беннон тогда не понимал до конца, что сотрудничество с Брендивайн несло угрозу для его авторства – троица хотела не просто продюсировать фильм, но присвоить авторство.

 Продюсеры фильма Чужой 1979

Главное, что я могу принести в этот проект – это то, что я ничего не понимаю в жанре научной фантастики

Уолтер Хилл

При всех усилиях, новые варианты получались хуже оригинала, так как жанр не был коньком Хилла и Гайлера. В один из дней О’беннон вошел в офис Брендивай и увидел на столе сценарий «Чужого», автором которого значился Уолтер Хилл. Автору концепции ответили, что он не должен был этого видеть. Несмотря на неудачи, дует добавил в будущий хит один важный компонент – именно они предложили сделать Эша андроидом. Также были изменены все оригинальные имена. В оригинале: Бруссард, Стэндард, Мелконис, Роби.  Первоначальные создатели сюжета не скрывают, что не ставили целью прописать сложных и многогранных персонажей – для них приоритетом было формирование самой научно-фантастической истории.

 Создание фильма Чужой

После того, как Звездные войны стали хитом в 1977 году, сомнения относительно потенциала жанра научной фантастики развеялись и студия FOX, в том числе в лице Алана Ладда, дала зеленый свет на крупнобюджетный проект.

Развитие концепции

Когда дело дошло до выбора достойного человека на пост режиссера, заняться постановкой предлагали самому Уолтеру Хиллу, который уже был задействован на проекте, но он отказался, объяснив такое решение недостатком темперамента и усидчивости для создания спецэффектов к фантастическому фильму. Также будущий проект обсуждали с Робертом Олдриджем, но тот ошарашил одного из продюсеров, заявив, что в сцене, где инопланетный паразит нападает на человека, просто кинет в лицо актеру кусок печени. Сама студия FOX хотела видеть во главе процесса Питера Йетса. И хотя уже задействованным людям он не казался лучшей кандидатурой, сам отказался от работы. Целый ряд видных постановщиков отказывались взяться за смелый проект, так как считали его дешевкой о чудовище, которое вылазит из груди. Встреча с Ридли Скоттом произошла благодаря тогдашнему главе FOX в Европе Сэнди Либертону. На тот момент режиссер отметился только рекламными роликами и исторической драмой «Дуэлянты», которую снял за свой счет и был отмечен вниманием на Каннском кинофестивале. Скотт ознакомился с доступными материалами, прочел сценарий и уже через 12 часов дал согласие.

 Ридли Скот и Чужой

Постановщик сказал, что ему нужно сделать раскадровку, на что ушло три с половиной недели упорной работы в Лондоне. После Скотт вылетел в Голливуд и после того, как показал свои наработки, бюджет фильма удвоили с 4.5 до 9 млн. $, отдав должное потенциалу проекта. Как говорит Скотт, студия увидела, что «Чужого» можно сделать не в декорациях, напоминающих склад и картонные коробки, где бегает сомнительное чудовище в резиновом костюме. Режиссер был тогда под впечатлением от «2001: Космическая одиссея» и первой части «Звездных войн». Но в отличие от космической сказки Лукаса, Скотт намеревался сотворить космический вариант популярного американского хоррора Тоба Хупера «Техасская резня бензопилой». Скотт был уверен, что сможет достойно создать атмосферу космических дальнобойщиков, подготовить актеров, декорации, но он не знал, каким должен быть пришелец. Именно тогда создатели стали всерьез обсуждать человека, чьи странные образы в свое время вдохновили Дэна О’беннона – Ганса Руди Гигера. Когда Скотт открыл альбом художника и увидел его зарисовки, а также модель Некрономикона-4, он понял, что это то, что нужно фильму. На студии поначалу воспротивились, сочтя фантазии Гигера пугающими, что зрители будут отворачиваться от отвращения. Скотт полетел в Цюрих, так как Гигер боялся летать на самолете и каждый переезд был для него испытанием. Они встретились дома у Гигера. Художник сказал, что переделает, на что Ридли ответил отрицательно – не нужно. Требуется создать еще ряд образов: яйцо, лицехват, грудолом. После, от студии ничего не было слышно и в какой-то момент Гигера наконец позвали в Англию поработать 3-4 недели, но в итоге он остался там на 7 месяцев.

Ганс Руди Гигер - Чужой

Эротический образы Гигера

Космические дальнобойщики

Сам Ридли Скотт говорил сценаристам, что заинтересован в поиске опытных актеров, которые смогут сами сориентироваться на съемках, ведь он будет полностью погружен в создание атмосферы. Mary Selway, отвечавшая за подбор актеров, говорит, что в случае с «Чужим» было сложно четко сформировать требования кастинга, ведь сюжет, в плане персонажей, линеен и несодержателен. Даже не совсем понятно, где мужской, а где женский персонаж. Скажем, решение сделать Рипли женщиной и внести такое изменение в сценарий, было принято уже командой Гайлер-Хилл. Оригинальные же авторы истории: О’беннон и Шуссет в своем варианте истории даже сделали приписку, о том, что до двух персонажей истории могут оказаться женщинами, если потребуется. Тогда они и не предполагали отдать ведущую роль именно женскому персонажу.

 Сигурни Уивер и Вероника Картрайт

Ридли не хотел, чтобы в его фильме космический корабль был похож на отполированный Кадиллак – в его представлении космические дальнобойщики работали на борту старого судна, где панель заклеена скотчем.

Сигурни Уивер признает, что звездная роль чуть не была ей упущена. Она была театральной актрисой и после прочтения сценария «Чужого», серьезно сомневалась в серьезности такой истории. Она даже позвонила своему агенту и выразила сомнения, но та убедила актрису прийти на пробы. Встреча произошла в Нью-Йорке в отеле Риджерс. Сигурни почему-то перепутала место и опоздала на 15 минут. Сидящие в номере продюсеры и режиссер услышали нарастающий топот каблуков. Актриса поразила присутствующих своей статурой, ростом, спокойствием. Впоследствии ей предложили пройти пробы на недостроенных на тот момент декорациях Ностромо. В одной из коротких сцен, Уивер нужно было пройти по коридору с чайником – в итоге, студии понравилась ее типаж и Сигурни утвердили на главную роль.

Молодая Сигурни Уивер

Вероника Картрайт пробовалась на роль Рипли, причем несколько раз. Спустя время она узнала, что получила роль в фильме и была уверена, что партия Рипли ее. Когда ей позвонили и сказали готовиться к роли Ламберт, актриса удивилась и возмутилась, ведь она получила главенствующую роль, на которую пробовалась. Перечитав сценарий, Картрайт не нравиось, что ее героиня постоянно хнычет и паникует. В тоже время, она воплощала страхи зрителя.

Когда Том Скеритт первый раз прочитал сценарий «Чужого», Ридли Скотт еще не был закреплен за проектом, а бюджет составлял всего несколько миллионов. Актер подумал, что с таким подходом создать действительно качественный проект не получится. Потенциал был, но тогда его не могли развить. Где-то через месяц Скеритту позвонил знакомый и сказал, что режиссером будет Скотт, а бюджет удвоили.

Том Скеррит - капитан Даллас

С ролью Кейна также приключилась интересная история – на нее изначально уже взяли другого актера Джона Финча. Но в первый день съемок актер выглядит больным, бледным и буквально желтым. На вопрос Скотта, чувствует ли он себя нормально, актер пожаловался на плохое самочувствие. Его с помощью достали из кресла и отправили на обследование – у Финча обнаружили диабет и он выбыл из проекта. Продюсеры собрались в тот же вечер и после того, как узнала, что актер Джон Херт освободился от одной из ролей, Ридли лично поехал к нему обсудить участие в «Чужом». Они потолковали, все обсудили и на вопрос, когда нужно приступить к съемкам, Скотт ответил, что уже завтра утром. Для Херта это был необычный опыт – сценарий он не читал, времени подумать, как такового, не было. Хватило долгого интересного разговора с режиссером.

Джон Херт в роли Кейна

Йен Холм тогда не имел опыта съемок в кино и был довольно известным театральным актером. Ридли Скотт даже был удивлен искренним желанием актера поучаствовать в проекте.

Страх перед неизвестным

Фильм, по большей части, создавался на знаменитой студии Шепертон вблизи Лондона. Алан Ладд несколько раз заглядывал на съемки и, по его словам, был приятно удивлен происходящим. Сам процесс съемок был довольно насыщенным, ведь Ридли был идеалистом и использовал ресурсы, в том числе и людские, по максимуму. В первые дни целых девять студийных продюсеров Fox буквально с часами наблюдали за работой и постоянно жаловались наверх на режиссера, что он, по их мнению, затягивает съемки. Они были необъективны, ведь Скотт работал не покладая рук и в день снимал до 50 различных дублей, не имея возможности даже предварительно настроить оборудование. Он однажды услышал одно из таких замечаний и от вспышки гнева даже пробил рукой часть декорации над головой, на мостике Ностромо. Он был в отчаянии от того, чтобы ему не давали творческую свободу, как было с предыдущим фильмом Дуэлянты.

Макет на студии Шепертон

Как вспоминает Вероника Картрайт, в первые же дни реальных съемок на локациях работать было тяжело. На студии пытались создать необходимое для фильма окружение: пожар на корабле, затем поверхность планеты. Дизайн костюмов был оригинальным, но они были очень громоздкими и тяжелыми, поэтому три актера, которые участвовали в вылазке на планету, прошли через мучения. На самой площадке воздух был спертым, стояла высокая влажность и высокая температура, актеры были покрыты глицерином, потом и воском. Декорация, где герои идут по поверхности и подходят к инопланетному кораблю, была внушительной – одной из самых крупных в истории кино, с тонами привезенного песка и созданными элементами антуража. В скафандрах не продумали систему вентиляции, а так как они были герметичны, со временем актеры начинали испытывать недомогание от недостатка кислорода и выросшего объема углекислого газа. Том Скеритт чуть не упал в обморок, а для Джона Херта пришлось вызвать медсестру с кислородным баллоном. На проблему не обращали должное внимание, пока не стали снимать планы с детьми в маленьких вариантах скафандров. Оба ребенка Ридли, изображавшие персонажей фильма, лишились чувств.

 Съемки фильма Чужой

На первой неделе съемок приключился забавный инцидент. Снимали сцену с Сигурни Уивер и одним из котов. Лицо актрисы намазали глицерином, чтобы создать видимость жары и влажности. Они отсняли дубль и лицо Уивер стало краснеть и жечь. Она побежала в гримерку и расстроилась, ведь подумала, что у нее аллергия на кота и что было очень проблематично найти четырех одинаковых котов для всех аспектов съемок и ей могли предпочесть животных. Как оказалось после, аллергия проявилась на смесь глицерина и кошачьей шерсти.

Декорации самого Ностромо представляли собой почти что цельную конструкцию из множества помещений. Можно было ходить по коридорам и комнатам, не покидая площадки. Чтобы выбраться из одной из частей, часто приходилось пройти сквозь весь корабль – это создавало ощущение определенной целостности окружения, но и вызывало чувство клаустрофобии. Это во многом повлияло на актеров, ведь вокруг них был только Ностромо. Как вспоминает оператор фильма, Ридли Скотт делал подробный раскадровки сцена, на которых были учтены даже тени от освещения. Он использовал разные объективы для разных локаций и часто ручной камерой.

Макет внутренних помещений Ностромо

Как вспоминают актеры, для них была необычной поверхностность персонажей, хотя Ридли и расписал историю каждого из них, которая предшествовала основным событиям. Сигурни Уивер приводит интересный факт. Когда они снимали сцену завтрака экипажа, все шло как-то вяло и Скотт был недоволен. Когда актриса уходила на перерыв, режиссер остановил ее, схватив за руку и выкрикнул что-то вроде: «Я придам тебе мотивацию поднимать чертову кружку с чаем». Уивер расстроилась и проплакала в своей комнате. Сам Ридли говорит, что решил дать актерам самим развиваться в кадре, отвечая лишь за общее руководство процессом. Состав «Чужого» проводил много времени вместе, они гуляли, ужинами – сработались, действительно как команда.

Актерский состав фильма Чужой 1979

Яффет, который играл Паркера, довольно своенравно вел себя на съемкам. Например, на площадке ходила шутка, о том, что Ридли старался лишний раз избегать встречи с актером, когда этого не требовалось для съемок. Ведь тот подшучивал над Скотом, прятался за дверьми и пугал ее. Он был преисполнен идеями и буквально сводил режиссера с ума. Даже в день, когда снимали смерть героя Яффета, он не желал погибать, выражая уверенность, что сможет справиться с монстром. В частности, у него были довольно натянуты отношения с Сигурни, и это напряжении отразилось в фильме, в том числе в сценах их споров.

Одна из сцен, которая пошла под нож при работе над театральной версией, показывает, как героиня Картрайт бьет Рипли по лицу, за то, что та не хотела пустить их на корабль. Актриссы испортили целый ряд дублей и в один момент Ридли отвел Картрайт и сказал ей ударить Уивер по-настоящему. Она так и сделала, поэтому реакция Сигурни в фильме вполне естественная.

Одной из самых запоминающихся сцен в фильме остаются минуты, когда открывается настоящая сущность Эша. После того, как ему снесли голову, человек небольшого роста изображал агонию, размахивая руками. После того, как мы видим голову Йена Холма, его вмонтировали в стол, а в качестве внутренностей использовали молоко, икру, макароны и стеклянные шарики. Актер не любит молоко, а Ридли в каждом дубле наливал его актеру в рот и тот начинал говорить. Сегодня режиссер признает, что искусственная голова, которую мы видим после отключения от сети, получилась посредственной. Когда Ридли спросил специалистов по гриму, почему конечный результат вышел не похожим на Йена Холма, те ответили, что латекс стянулся, но переделывать уже не стали.

 Голова робота Эша

Как вспоминает О’Беннон, после первой недели съемок он обратился к продюсеру Гордону Кэрролу с просьбой посмотреть на отснятый материал. Тот отказал, сказав, что это привилегия. Сценарист был неприятно удивлен таким заявлением и просто поднялся в кабинет киномеханика и смотрел за материалом за спиной того. О’Беннон остался под впечатлением от первого материала и тогда осознал ценность режиссера, для которого важно воссоздать атмосферу.

Самые темные уголки

Как вспоминает художник-постановщик фильма Майкл Сеймур, его команда порой проводила все семь дней в неделю без выходных в художественном отделе, создавая окружение и макеты. 120 человек работали большую часть основного полугодового периода подготовки и съемок Чужого. Художники, задействованные студией, находились под напряжением и давлением, в том числе под неусыпным контролем сценаристов, в частности, Дена О’Беннона. Он следил за всем, что выпускал художественный отдел, чтобы фильм приобретал те черты, которые он закладывал в сценарий. Ридли Скотт дал автору истории свободу действия, ведь считал его участие и советы дельными.

 Ностромо и планета LV

Во время создания концепции Ностромо, Ридли хотел создать атмосферу старой подводной лодки, готического замка или литейного завода. Он также приводил в пример знаменитый корабль-призрак Мария Целеста, который производил впечатление брошенного людьми. Тогда было принято решение создавать корабль в ретро стиле – с большими транзисторами и экранами с низким разрешением, хотя уже тогда цифровые технологии были куда более прогрессивными, чем показано в фильме, даже в 1979 году, не говоря уже о 22 столетии. Должно было создаваться неуютное ощущение индустриального кошмара, словно застрял на заводе. Художник Роб Кобб создал целую серию графических обозначений, скажем, о зонах без гравитации, некоторые из них с юмором – ему было интересно, обратят ли зрители внимание на такие проработанные мелочи. Что касается глобальной концепции Ностромо, то изначально рассматривалось несколько вариантов, в том числе подобия гигантского молотка, который создавал гравитацию во время своеобразного движения – позже от этой странной идеи отказались.

Роджер Кристиан, художник фильма, уже работал над первой частью Звездных войн, и в своей новой работе он решил увеличить внимание к деталям и привлечь больше реквизита для создания декораций корабля. Он предложил поехать на старое кладбище самолетов и купить там остовы бомбардировщиков. Команда приобрела два воздушных судна, и разобрали их буквально по кускам. Условие было такое, что они выложат ими несколько метров коридора Ностромо, и если Ридли понравится, то продолжат в том же духе – так и вышло. Одной из гениальных идей придания масштаба локациям было использование зеркал. В ряде сцен с длинными коридорами в конце них устанавливали отражатель, что удваивало видимое пространство.

 Создание внутренностей Ностромо

Идея использовать детей в скафандрах пришла не сразу. В одной из сцен, где трое героев выходит на поверхность, появляется огромная посадочная нога корабля. Ридли хотел, чтобы ее построили в натуральном размере, и она вышла высотой 18 метров, но все еще была, по его мнению, маловатой. Тогда сделали маленькие варианты скафандров, в которые одели сына одного из операторов, а также детей самого Скотта – Джейка и Люка. После побора правильной перспективы и объектива, дети сошли за взрослых, а размеры декораций, в том числе Ностромо, визуально выросли вдвое и стали казаться огромными.

 Ухищрения с масштабом локаций

Напряжение между студией и Ридли нарастало, ведь режиссер выходил за понятные для них рамки, создавая уникальные, масштабные декорации. Многим концепция фильма была обязана работе отдела Шеппертона под руководством Ганса Гигера. Сценаристы, Скотт и продюсеры быстро поняли, что отдать художнику работу над всем инопланетным – было верным решением, в то время, как всем земным занимался Майкл Сеймур.

Сам Гигер вспоминает, что с удовольствием взялся за создание интерьера и экстерьера космического корабля, разработку Жокея, ведь не был творчески ограничен – он получил полную свободу действий от Ридли Скотта. Когда речь зашла о материале, которым можно выложить стены, художнику пришла идея использовать кости – старые высохшие кости. Но когда Гигер попросил принести ему такие останки, доставили свежие со скотобойни. Он вспоминает, что стояла ужасная вонь, когда все это перенесли в тепло. Он даже не стал начинать работу с таким реквизитом и попросил унести все это. В последствии работал только с высохшими костями и пластилином. И так как масштаб не был верно соблюден, Скотту после пришлось активно использовать дым на локациях, чтобы скрыть огрехи декораций. Многие, причастные к созданию фильма после признали, что дизайны Гигера напоминают эротические образы. Входы в корабль – две большие вагины, как и дизайн эмбриона Чужого – пенис.

Космического Жокея художник полностью сделал сам. Вручную делал лепку и разукрашивал его.  Представители студии были раздосадованы – столько внимания и затрат на одну единственную сцену. В итоге работы над этой декорацией мостика стоили 500 тысяч долларов из бюджета фильма. Виденье FOX было ограниченным, а сценаристы и режиссер был уверены, что сцена необходима и важна – что-то должно было отличать кино от конкурентов и выделять среди второсортной фантастики и картин категории B. Майкл Сеймур, который отвечал за Ностромо, вспоминает, что представитель студии был очень недоволен превышением времени съемок на 4 недели и всячески мешал создавать новые декорации – даже приказывал сносить уже имеющиеся. Таким образом, часть работ художественного отдела, благодаря ограниченности бюрократов, не увидела свет.

Космический жокей в своем кресле

Восьмой пассажир

Создатель образа Чужого Ганс Гигер вызывал у причастных к фильму неоднозначные эмоции – от восхищения до страха. Продюсеры даже подшучивали, что может стоит работать со швейцарцем дистанционно и не обязательно приглашать его на студию. О нем ходило множество выдуманных слухов и страшных историй, вроде того, что он вампир или хранит в шкафу скелет своей почившей невесты. Даже сам творец говорит, что он не любит яркий свет и предпочитает жить в тени. Тем не менее, оба сценариста и режиссер отлично поладили с художником и проводили с ним много времени, в отличие от остальной команды, которая избегала Гигера. Как вспоминает Ридли, у гостя была подружка Миа, которая также одевалась во все черное. А еще он привез с собой мать, которая носила бедренные протезы и выводил ее на прогулку.

 Ганс Гигер и Чужой

Яйца чужих были сделаны с отверстием сверху и выглядели устрашающе. Сцены с внутренностями были сняты уже позже в студии Брэй. Прозрачную часть наполнили субстанцией стекловолокна, похожего на желе – больше стекла, чем волокна, так получился тот эффект, который мы в итоге знаем. Если вспомнить момент, когда Кейн просматривает яйцо и видит внутри движение – это руки Ридли Скотта, одетые в перчатки. Когда же герой наконец заглядывает внутрь предмета, то зритель видит то, что называют ноттингемским кружевом – это коровий желудок. На съемки его привозили ведрами, чтобы мясо было всегда свежим.

Когда создавалась знаменитая сцена нападения эмбриона на Кейна, использовались в том числе баранья кишка, которая сошла за трубку, вводимую в горло. Итоговый результат создавался монтажем из целого ряда коротких фрагментов. Это первые сцены, когда мы видим лицехвата. Гигер вспоминает, что это первый набросок, который он создал на ту тысячу долларов аванса, высланную Деном О’бенненом для работы над Чужим. Первый вариант получился в несколько раз больше итогового и его уменьшили. Гигер видел направление пальцев вперед, а сценарист перерисовал и сдвинул их вбок. В сценах где нам показывают внутреннюю часть фейсхаггера, мы видим моллюсков. Ридли Скотт заказал их в одной из закусочных Шеппертона. Устрицы, немного осетра, немного икры. Было создано что-то вроде резинового контейнера, в который просто поместили предполагаемые внутренности.

Лицехват - наброски Гиггера

Что касается образа эмбриона, то прототип Гигера выглядел скорее комичным и похожим на общипанную курицу, чем устрашающим. Затем он убрал конечности, и получилось существо, похоже на динозавра, с головой и хвостом. Сцена высвобождения новорожденного из тела Кейна считается самой яркой в фильме. Актеры вспоминают, что они знали о ней, ведь все читали сценарий. Вероника Картрайт и Сигурни Уивер попросились в мастерскую, ведь они должны были по сюжету отреагировать на существо. Показанный макет был похож на пенис с зубами. Атмосфера на площадке с самого утра была напряженная – все знали, что сцена очень важна. Актеры знали, что чудовище будет вырываться из груди Джона Херта, но не знали, что это будет сопровождаться серией кровяных взрывов.

Первые наброски эмбриона Чужого

Актеров созвали к 8 утра, а основные съемки начались только после обеда. Актеры поняли, что сейчас произойдет что-то необычное, ведь площадка и оборудование для съемки были покрыты полиэтиленом, как и члены съемочной группы. Сценаристы О’Беннон и Шуссет как дети радовались в углу, предвкушая визуализацию своей знаменитой сцены.  Воняло формальдегидом, а в ведрах, по наставлению Ридли, были заготовлены потроха с местной скотобойни. К груди актера прикрепили специальную трубку для подачи искусственной крови. После первой кровавого взрыва, съемку остановили и приготовили декорацию для последующего действа. На стол положили искусственное тело, а Джон Херт переместился под стол, высунув голову. Чтобы макет эмбриона мог красиво разорвать майку и вылезти, ее надрезали лезвием, но с первой попытки необходимый эффект не был достигнут – майка не порвалась. Со второй попытки все вышло. На Веронику Картрайт, ошеломленную кровавым зрелищем, вылился целый пакет крови, так что ее реакция в кадре вполне натуральная. Актрисса наткнулась на стул и упала на пол, а съемка все продолжалась и после эти фрагменты вошли в итоговый вариант. Что касается момента, когда мы видим побег эмбриона, то между двумя столами, на самом деле, был зазор около 20 сантиметров. Реквизиторы протянули марионетку со скоростью, а подававшийся в хвост воздух обеспечил эффект его движения.

 Знаменитая сцена с грудоломом

Что касается взрослого вариант Чужого, то сценаристы, режиссер и Гигер с самого начала решили, что у их пришельца не будет ни клыков, ни чешуи, ни когтей. Для работы позвали признанного специалиста Карла Рамбальди, уже заслужившего славу за работу в фильме Спилберга Близкие контакты третьей степени. После того как создали первый вариант головы, Ридли был не совсем удовлетворен заметными пружинами челюсти и большой шириной. К тому же часть деталей из рисунков Гигера в итоговом варианте не перенесли на макет. Сама конструкция рта пришельца была очень сложной и состояла из трех основных частей. Первая открывала пасть, вторая – выдвигала странный язык и третья двигала на нем челюсти. Жилки, который, собственное оттягивают подобие кожи, исполнили скрученные презервативы.

 Создание внешности Чужого

Сложнее было заставить костюм двигаться и было ясно, что без людей здесь не обойтись. Скотт сначала пригласил цирковых артистов, которые пытались привести конструкцию в движение, в том числе садя одного на спину другому. Нужен был высокий и очень худой человек, на котором бы сидел и смотрелся костюм из нескольких слоев. Один из специалистов по подбору актеров увидел в одном из баров возле студии двухметрового гиганта, который удивительно подходил по фактуре. Это был студент, графический дизайнер по имени Боладжио, которому прямо на месте предложили поработать в кино. Следующие 10 месяцев парень действительно принимал активное участие в съемках. Актера записали на курсы пантомимы и восточных боевых искусств, чтобы он научился двигаться необходимым образом. Учитывая ограничения съемок живого актера в костюме, Ридли нагнетал атмосферу, практически не показывая чудовище в кадре, ведь мозг любит додумывать и так еще страшнее. Даже Римбальди спрашивал Ридли, почему тот так мало снимает самого Чужого. Хотя в сцене, где чудовище хватает Паркера, в меньшей вариации костюма находился гимнаст.

Боладжи Бадеджо

Для Беладжио создали специальные условия, ведь он в этом громоздком костюме не мог даже просто сесть и его фактически подвешивали на тросах в полусидящей позе. Кроме прочего, отдельный человек, гример, которого съемочная группа называла Мать, следил за тем, чтобы Чужой всегда выглядел зловеще и при макро планах головы, с него стекала слизб. Он активно использовал популярный тогда лубрикант KY Jelly, постоянно нанося его на макет.

 Монтаж, Работа над звуком и музыкой

Работа над звуками, в целом, заняла до 20 недель. Нужно было смикшировать звуковые эффекты с музыкальным сопровождением. Сам Ридли Скотт подмечает, что сегодня, даже в масштабных проектах, на это уходит до 12 недель. Процесс сильно зависит от качества аппаратуры – в конце 1970-х использовали такие мастодонты сведения звука как Hollywood Movieolla и KEM. Все рутинная работа проделывалась вручную, так как сегодня процесс упрощен до нажатия нескольких кнопок. Если посмотреть первый вариант «Чужого», то придется задействовать воображение, ведь без музыка, со множеством посторонних звуков – это скорее шаблон, черновой макет, чем готовое художественное произведение.

Первый вариант монтажа получился довольно большим – 3 часа 12 минут. Под нож нужно было пустить ряд второстепенных сцен. Пожалуй, самой известной, попавшей после в режиссерскую версию, была еще одна встреча Рипли с Далласом почти в самом конце фильма. Здесь героиня Уивер находит коконы членов экипажа и самого капитана, которого она избавляет от страданий и сжигает огнем из пулемета. Бедный Том Скеррит, которому пришлось часами находиться внутри декорации с личинками на лице, лишился этого яркого момента в итоговом театральном варианте.

Композитор картины, легендарный Джерри Голдсмит, вспоминает, что первый раз отсмотрел материал в одиночество, и он показался ему довольно страшным. Это помогло впоследствии создать необходимую атмосферу, при работе с саундтреком. Первый вариант вступления к фильму, когда мы видим появляющийся Ностромо и название картины, получился у композитора довольно мелодичным. Он посчитал, что не стоит сразу раскрывать все карты, что сюжет будет страшным и таинственным. Но режиссеру такой вариант не понравился и тогда Голдсмит написал другое вступление, более зловещее, которое всем понравилось и в итоге мы его слышим в «Чужом». Начальная композиция заняла день работы, а итоговая, как шутит культовый композитор Голливуда, всего 5 минут. Его впоследствии хвалили несколько раз за композиции, которые, по факту, самому ему не нравились. Например, в сцене, где экипаж корабля просыпается от гиперсна,  была использована композиция из другой работы Голдсмита, для фильма «Фрейд». Хотя ему она там казалась совершенно неподходящей. Тем не менее, студия Fox приобрела права на использование записи, а Голдсмит позже даже получал замечания, что начинает повторяться. Впоследствии оригинальный саундтрек вышел в свет, и в нем было несколько эффектных треков, которые не попали в фильм.

Композитор Алан Сильвестри

 Спецэффекты

Брайан Джонсон, возглавивший команду по работе над спецэффектами, сразу признал в сценарии Alien будущий хит. Рабочий график конфликтовал с разработкой продолжения саги «Звездные войны», но так как оба проекта разрабатывались студией FOX, после общения с руководством и самим Джорджем Лукасом, Джонсону дали добро заняться обоими проектами. Когда группа приступила к работе, у них уже были подробные зарисовки Ридли Скотта и художника Роба Коэна. Вторая команда работала в студии Брэй, примерно в тридцати километрах от главной студии Шепертон, где велись основные съемки. После полугода работы и окончания основных съемок, режиссер прибыл сюда и фактически перезапустил процесс сызнова. Ведь у него было свое виденье фильма, и он хотел воплотить именно его, контролируя даже детали.

 Макеты Ностромо

Основную часть времени и средств отняла работа по созданию модели Ностромо. Концепция менялась несколько раз, а режиссер пошел на некоторые ухищрения. Он использовал крупные планы, тем самым устранив необходимость прорисовывать звезды. Конечно в космосе не может быть атмосферы и подобия дыма, но сам Ридли Скотт с усмешкой отвечал, что теперь есть. Такие моменты были введены намерено, чтобы добиться правдоподобности в передаче самих моделей. Тем более что дым позволил создать эффект движения корабля в кадре. Одним из интересных моментов стало решение Ридли практически оскопить первый вариант литейного завода, в котором были предусмотрены остроконечные шпили на башнях, похожие на готические церкви. Режиссер в буквальном смысле взял молоток и зубило и обрубил часть поверхностей.

 Космический буксир Ностромо

Что касается модели самого буксира Ностромо, то она весила, по словам членов команды, до четверти тонны и для манипуляций ею использовали погрузчик. Сцена, где буксир отделяется от своего груза, была довольно сложной в исполнении. Модель завода была огромной и занимала в длину более 10 метров. Фактически в этом моменте модель Ностромо двигалась на погрузчике, накрытом сверху черным бархатом. Даже механическая рука, которая выдвигает корабль, изначально была тройственной, а впоследствии превратилась в одну большую гидравлическую систему. Для придания ей детализированности, использовали части от культового робота из R2-D2 из «Звездных войн». В сцене активно использовали специальный дым, поэтому члены группы носили очки и маски. При этом не было специальных средств связи, и люди буквально толкали друг друга в спину, чтобы обратить внимание.

Еще один пласт работы касался спасательного челнока Нарцисс, в котором Рипли находит спасении в конце фильма. Его тоже, естественно, создали в качестве модели и несколько раз переделывали внешний вид. Многих восхищает сцена, где героиня Сигурни ходит внутри челнока незадолго от отстыковки. Внутрь модели был встроен телевизор, по которому показывали видео актрисы, которая не являлась Уивер.

 Челнок Alien

Для еще одной мимолетной, но сложной сцены, использовали макеты. В итоге момент, когда команда прощается с телом Кейна, завернутым в плащаницу, не попал в театральную версию, а ведь для его нужд создали фрагмент Ностромо в реальном размере порядка 15 метров. Сама модель тела на самом деле представляла собой фигурку из дерева размеров где-то 8 сантиметров, вырезанная вручную. Специалист по спецэффектам Ник Оллдер взял рыбацкую рогатку для приманивания. Он выстрелил фигуркой из отверстия. Снимали в ускоренном режиме, а в процессе монтажа замедлили. Модель после упала на пол, но это уже в кадр не попадает.

Реакция на фильм

Как вспоминает Алан Ладд мл. первая трехчасовая версия фильма была довольно жестокой и кровавой и его жена, после просмотра этого варианта, находилась в депрессии и не хотела какое-то время выходить из дома. Студия Fox пригласила поклонников научной фантастики, которые пришли, одетые в тематические костюмы. Звук в кинотеатре Засук был отвратительным и показ в целом не удался. Но после прошел еще один, уже в Далласе, и аппаратура, на этот раз, была в порядке. Все прошло отлично – зрители кричали и выбегали испуганные из зала. Одному из работников кинотеатра стало плохо, а руководство обеспокоилось жестокостью на экране. Представители студии критиковали вариант фильма за то, что он слишком жесткий, но причастные к производству сценаристы, продюсеры и Ридли были в восторге. Зрители пересаживались с первых рядов на дальние, чтобы лучше воспринимать происходящее.

 Мировая премьера Чужого

Когда премьера дошла до Лос-Анджелеса, так называемый Египетский театр в Голливуд Хиллс работал без остановки первые 48 часов, показывая «Чужого сеанс» за сеансом. Все это время толпы желающих заполоняли не только фойе кинотеатра, но и улицу – постоянно скапливалась очередь до ближайшего угла улицы. Ден О’Беннон очень переживал в день премьеры – он боялся, что фильм не примут. Но после того как увидел ажиотаж и после – реакцию аудитории, остался доволен своей работой. Они смотрели кино вместе с Роном Шуссетом и не могли нарадоваться. О’Беннон рыдал от счастья все два часа. Вероника Картрайт, например, пошла на премьеру вместе с обычными зрителями, выстояв огромную очередь. Шуссет вспоминает еще один показ для киноакадемии. Он сидел сзади Джека Николсона и Уоррена Битти и мужчины остались в восторге от показанного и были напуганы. Том Скеррит пересказывает историю от Ридли. Тот выслушал от хозяев сети кинотеатров довод о том, что сцена с рождением эмбриона загадила туалеты в залах и они ее попросту вырезали.

Рекламная компания по продвижению Alien была выстроена очень грамотно и также привлекались известные специалисты. Фильм показал отличный старт и стал одним из рекордсменов 1979 года, уверенно держась в прокате.

Надеюсь, материал оказался для вас интересным и полезным. Оставляйте комментарии и заглядывайте на блог. Регулярно публикую подобные обзоры. 

12.04.2016

Рекомендуемые статьи

24.09.18
686

I would try to answer the question of who was the killer in Scream 1-4 movies, with a detailed analysis scene by scene, Ghost face by Ghost face.

12.07.17
1 252

Нетипичная захватывающая спортивная драма о стычках банд английских футбольных фанатов Лондона с актуальной проблематикой.

17.05.17
1 367

Лучшие книги автора бестселлеров Джона Гришэма — давайте разберем топ-4 самых достойных его произведений.