1 872

«Гордость и предубеждение»

Сегодня имя Джейн Остин знакомо, по крайней мере, на слух, абсолютному большинству людей из развитых стран. А не заставляющие себя ждать ассоциации предлагают  словосочетание «женские романы». И хотя традиционно именно женщины читают чаще и больше, в русскоговорящем, во всяком случае, обществе сформировалась чисто мужская, немного надменная, позиция, причисляющая произведения этого поджанра к литературе второго сорта. Хотя почти наверняка, о несерьезности «Гордости и предубеждения», вы услышите от лентяев, которые найдут себе сотню оправданий, чтобы не взять в руки любую книгу. Лично я всегда открыто и с интересом приступаю к культовым произведениям литературы, чтобы сопоставить сложившееся мнение и свои собственные убеждения. Перед тем, как перейти к анализу прочитанного, сделаю, как мне кажется, важную ремарку. Чтобы не запутаться, нужно помнить, что в отечественных изданиях вы можете встретить следующие расхожие варианты перевода: «Гордость и Гордыня» и «Гордость и предрассудки». Кроме того, не стоит путать роман с другим произведением автора, похожего характера, «Чувство и чувствительность» («Разум и чувство») – в университетские годы я, тогда не имев экземпляров, путал.

— Что означает ваше выразительное замечание, сударыня? — спросил он с удивлением. — Считаете ли вы вздорным обычай, согласно которому, прежде чем иметь дело с незнакомым человеком, он должен быть вам представлен? Или вам не нравится существующий порядок такого представления?

Если говорить об ощущениях, сопровождающих прочтение Pride & Prejudice, то их можно соизмерить с легкой читательской абстракцией от внешнего мира, вне страниц книги. Кому-то такое сравнение покажется странным, но словно знакомишься с фантастическим произведением. Не в том смысле, что расказанная история обращается к смело выдуманному – просто с каждым десятилетием творческая вселенная Джейн Остин и общество, которое здравствует в ней, становятся чем-то выразительно отличным, приобретают те самые романтические нотки, часто чуждые современной глобализации и информационной зависимости, в которой мы привыкли жить. Героини романа живут, руководствуясь понятиями, которые чужды большинству людей, взявших в руки книгу. И хотя семейство Беннет испытывает на себе снисходительное отношение со стороны богатой аристократии провинции, они также являются людьми благородными. Таким образом, на протяжении тех часов, что мы провидим с персонажами романа, мы прикасаемся к жизни английской аристократии начала XIX в ее литературном разнообразии. Тем более, что автору не пришлось далеко ходить за вдохновением – она окружила выдуманную историю конкретных людей, вполне настоящими атрибутами, которые ее были хорошо знакомы.

Иллюстрация к книге Гордость и предубеждение

Если произнести вслух известный риторический вопрос: чему же книга может нас научить, то «Гордость и Гордыня» – одно из самых качественных произведений, в основе истории которых лежит такое понятие как нравственность. Молодая девушка может на всю жизнь скомпрометировать себя и стать объектом для презрения и насмешек, если отправится на конную прогулку с малознакомым молодым человеком, или согласиться на общение с ним в доме, без присутствия родителей. Джентльмен обязан оказать внимание и расположение участницам балла, чтобы ни одна из них не оказалась на обочине внимания в этот вечер. Семья, которая может лишиться права на свою собственность, в силу бюрократических условностей, не рассматривает интриги, подстрекательство и обман. Кому-то такое социальное целомудрие покажется излишним и чуждым, но мы просто настолько привыкли к либерализму, привыкли закрывать глаза за безнравственность, разврат, что может сработать защитная реакция собственных убеждений. Я не о библейских грехах и суевериях Бронзового века, а о чувстве собственного достоинства.

Когда она дошла до того места, где сурово и вместе с тем заслуженно осуждались недостатки ее родных, переживаемое ею чувство стыда стало еще острее. Она слишком хорошо понимала справедливость высказанных в письме упреков, чтобы пытаться их опровергнуть.

Сюжетная линия затрагивает благополучие семейства Беннет, живущего в графстве Хартфордшир, что придает рассказанной истории по-доброму обманчивое ощущение реальности произошедшего. В доме, где живет пятеро молодых девушек, естественно, главной головной болью матери и, в меньшей степени отца, является устройство их будущей жизни. Роман подарил нам сразу несколько увлекательных образов и Элизабет Беннет считается примером сильного женского образа в мировой литературе. Она действительно бунтарка, без перегибов отвергающая давление на себя извне, в том числе отрицающая общественное порицание. Большую часть произведения мы проведем именно в ее кампании, хотя масштаб событий охватывает других сестер и лиц, причастных к их судьбе. Например, старшая сестра Джейн вызывает просто приступы симпатии и сопереживания, как невероятно светлый и открытый, уязвимый образ. Выступает одной из граней вечного соперничества между добром и злом.

Книга Гордость и предубеждения

Отдельного содержательного упоминания заслуживает и главный мужской персонаж, ставший титульным. В случае с Мистером Дарси, как героем романа «Гордость и предубеждения», его слава, как говорится, опережает его самого. Молодой человек проявляет рассудительность и хладнокровие ума, не свойственное его окружению. На протяжении всей части произведения, где присутствует Дарси, его поступки и поведение, резко контрастирующее даже с лучшим другом, Чарльзом Бингли, вызывают смесь эмоций – от порицания до восхищения. Небольшой объем книги Остин обеспечивает определенную насыщенность происходящего и здесь откровенно не хочется пропускать какие-то отдельные части.

Моя оценка: 8,5 из 10

06.12.2015

Рекомендуемые статьи

Детективный триллер Роберта Земекиса о тайне, которая, как оказалось, возникла между супругами после двадцати лет брака — смертельная тайна.

03.02.17
2 748

Один из самых необычных и ярких фильмов 90-х годов давно собрал вокруг себя целый культ людей, которым интересна его идейная наполненность, философия и подтекст.

Трехтомный монументальный труд Александра Дюма старшего, состоящий из восемнадцати произведений разной продолжительности и степени интереса.